ПРАВОСЛАВНАЯ МИССИЯ В ПЕРУ. Беседа с настоятелем прихода св. блаж. Матроны Московской в городе Лима, иереем Игорем Терентьевым

ПРАВОСЛАВНАЯ МИССИЯ В ПЕРУ.  Беседа с настоятелем прихода св. блаж. Матроны Московской в городе Лима, иереем Игорем Терентьевым

ПРАВОСЛАВНАЯ МИССИЯ В ПЕРУ

Беседа с настоятелем прихода св. блаж. Матроны Московской в городе Лима, иереем Игорем Терентьевым    

На другом конце света, в 13 000 км от России, на берегу Тихого океана, располагается удивительно красивое и загадочное государство Перу. Туристы называют эту страну райским уголком на земле. Многие слышали о Перу, но, как правило, у большинства эта страна ассоциируется с древней империей инков. Однако не все знают, что здесь действуют православные приходы Аргентинской и Южноамериканской епархии Русской Православной Церкви. О сегодняшнем положении Православной Церкви, о богослужебных особенностях и традициях русской диаспоры, специфике и трудностях пастырского служения в Перу мы беседуем с отцом Игорем Терентьевым.

    

— Отец Игорь, что сейчас представляет собой Русская Православная Церковь в Перу, в этой далекой и во многом для нас экзотической стране?

— Православная Церковь в Перу появилась сравнительно недавно. В 1950 г. эмигранты второй волны построили Свято-Троицкий храм, и долгое время он был единственным местом молитвы для православных. Руководил сбором средств и строительством князь Алексей Николаевич Чегодаев. Все перуанские русские были людьми небогатыми, а потому собирали деньги на храм всем миром, организуя многочисленные благотворительные концерты, спектакли, лотереи. Богослужения в храме совершались иеромонахом Серафимом (Фетисовым), который с первых дней создания церкви и до самой своей кончины посвятил себя служению в этом храме. В 1990-х годах, по сложившимся на тот момент обстоятельствам, как бы подведшим итог целой эпохи существования изолированной русской диаспоры и исторической Родины, в результате уменьшения числа русскоязычных прихожан и преобладания православных греков и арабов, а так же смерти пожилого русского священника, много лет прослужившего в приходе, и возникшей проблемой с его заменой, оставшиеся в живых члены правления передали храм со всем имуществом и документами в аргентинскую митрополию Константинопольского Патриархата, и приход стал называться уже «греческим». Так длилось до 2010 г., когда часть русскоязычных прихожан уже из постсоветской эмиграции решила выделиться в самостоятельную Общину Русской Православной Церкви и обратилась в Патриархию с просьбой основать приход. «Все-таки нас здесь немало, и есть желание сохранить именно свою духовную культуру и обычаи», — говорили люди.

— Расскажите, пожалуйста, подробней о вашем сегодняшнем служении…    

— В настоящее время Община совершает богослужения и проводит внебогослужебные мероприятия в двух выделенных помещениях, в одном из которых оборудована молитвенная комната, а в другом — трапезная. Все это находится на территории католического иезуитского прихода Девы Марии Фатимской, настоятель которого любезно предоставил нам эти помещения в безвозмездное пользование. Символично, что разрешение от кардинала Лимы и примаса Перу на пользование этими помещениями мы получили в день встречи Святейшего Патриарха Кирилла и Папы Римского Франциска на Кубе 12 февраля. До этого долгое время мы не могли найти помещение для богослужений: стоимость аренды в хорошем, относительно безопасном, не криминальном районе высокая, и не было возможности использовать постоянное помещение. В результате молебнов, молитв по соглашению и настойчивых поисков был первоначально найден вариант почасовой аренды в Англиканском кафедральном соборе, где нас добросердечно приняли и где в течение полугода мы совершали богослужения, но неудобством было то, что мы могли служить только по субботам и имели ограничение по времени, а также не могли собираться для бесед за чаем после литургии. Сейчас все эти проблемы разрешились, мы совершаем две литургии в субботу и воскресенье и в праздничные дни, всенощные бдения; в воскресные дни по окончании службы проводятся чаепития для всех желающих, на которых присутствуют не только члены Общины, но и впервые пришедшие в церковь, и туристы, посещающие Перу.    

— Как вы попали в Перу? Какие чувства испытывали?

— В Перу я попал после двух лет служения в Парагвае, в Покровском храме Русской Православной Церкви в Асунсьоне. За годы моего пастырского окормления в Парагвае у нас в храме сложилась дружная и крепкая община; на средства боголюбивых благотворителей мы осуществили капитальный ремонт храма и благоустройство прилегающей территории; было организовано празднование 85-летия со дня состоявшегося в 1928 году освящения храма в Асунсьоне. Священника здесь встретили с большой любовью, и на протяжении всего времени моего служения я всегда получал от прихожан всестороннюю помощь и добрые советы. Но в Парагвае не было русской школы для дочери, которой пришло время идти в школу, и поэтому я попросил перевести меня в клир Аргентинской и Южноамериканской епархии, в распоряжение епископа Аргентинского и Южноамериканского Леонида, для окормления новообразованной Общины св. блаж. Матроны Московской г. Лима. Любопытно, что бабушка инициатора создания нового прихода и новоизбранной церковной старосты Татьяны Ордоньес при жизни была знакома с тогда еще мало кому известной старицей, а ныне прославленной Русской Церковью святой — блаженной Матроной Московской. В трудные годы революции и войны в России эта женщина жила мудрыми наставлениями старицы. От своей бабушки Татьяна Ордоньес слышала очень много рассказов о чудесных деяниях святой Матроны, на могилу которой на Духовском кладбище они всегда ходили молиться. Тогда же бабушка ей сказала, что когда-нибудь Матронушка будет признана святой, и в ее честь будут называть храмы. Вот так, порой непредсказуемым образом, переплетаются судьбы в духовном мире: в далеком Перу появился приход блаженной Матроны Московской, а скоро, надеемся, появится и храм. И сейчас наша покровительница и защитница святая Матрона помогает нам во всех наших делах. В Лиме при посольстве РФ есть русская школа. Но и, конечно же, было огромное желание потрудиться в налаживании жизни нового прихода. Это всегда большой и неоценимый опыт для любого священника.

Наша покровительница святая Матрона помогает нам во всех делах

За два года служения в Парагвае был приобретен определенный опыт, понимание местной жизни и особенностей характера южноамериканцев, факторов, которые влияют и на эмигрантов, переезжающих для жительства в Южную Америку. Особых переживаний и страхов не было. Но оказалось, что есть большое различие в менталитете жителей разных государств. После патриархального Парагвая пришлось окунуться в южноамериканский мегаполис: в Лиме более 9000000 жителей, со своим ритмом жизни и обычаями. Также и приходская реальность оказалась другой. Если в Парагвае основа прихода — это потомки эмигрантов в третьем-четвертом поколении, люди укоренившиеся, являющиеся в большинстве членами единой Ассоциации русских и детей потомков АРИДЕП, то в Лиме пришлось столкнуться с раздробленностью диаспоры из постсоветского пространства. Это коснулось и православной Общины, благородные порывы и действия по организации православной Общины части людей, недостаточно воцерковленных и объединенных личными отношениями, вошли в трения с правилами канонического устройства приходской жизни. Процесс, в общем-то, естественный для живого организма, которым является Церковь, и постепенно все приходит в норму.    

— Как вы отнеслись к назначению на приход, отделяющий вас от России Тихим океаном?

— Опыт и закалка, приобретенные во время служения в течение четырех лет в командировке в Магаданской епархии, помогли безбоязненно отправиться сначала в Парагвай, а потом в Перу. Тем более что г. Магадан тоже, как и Лима, находится на берегу Тихого океана, так что хотя берегов и не видно, но, выходя на набережную в Лиме, я теперь знаю, что там, за горизонтом, находится Дальний Восток России.

— Как проходит молитвенная и повседневная жизнь вашего прихода? На каком языке проводятся богослужения? Существуют ли какие-то храмовые традиции, особенности, то чего не увидишь у нас на приходах? Есть что-то такое, что привносит Перуанская культура в православное богослужение?

— Молитвенная жизнь налажена и вошла в русло. В течение года приобретя место для богослужений, мы организовали богослужения по субботним и воскресным дням. Большая часть прихожан приходит в воскресные дни, после литургии — встреча прихожан и гостей Общины за чаем. Радует, что эти встречи посещают и туристы, приехавшие в Перу, узнают о нас из интернета. Богослужения проводятся на церковнославянском языке, так как основной причиной выделения Общины из греческого прихода, в котором службы проходят на испанском, и было желание проводить богослужения на церковнославянском. Но все равно, в перспективе придется вводить часть богослужений, отдельные литургии на испанском, так как среди прихожан есть местные испаноговорящие люди, и этого требует само миссионерское служение Церкви в другой стране. Нельзя искусственно ограничивать язык богослужения, потому что перспектива развития общин за границей — в доступном для местных понимании богослужения. Пока особенности перуанской культуры не проявляются в богослужении, и прихожане стараются, наоборот, воссоздать привычный русский церковный опыт, но, видимо, скоро появятся и следы местного влияния. Культура страны и многовековое влияние католической церкви на быт и воспитание людей могут внести свои особенности. Например, здесь не знают постов в нашем понимании, и очень сложно убедить человека в   необходимости ограничения в пище.    

— Подавляющее большинство населения Перу по вероисповедованию католики. Как складываются отношения с католиками и представителями других религиозных течений?

— Католическая церковь сохраняет свое влияние в Перу, и их храмы не пустуют. И хотя происходит отпадение перуанцев в секты и языческие культы, но католическая церковь стоит особняком. У меня как представителя Русской Православной Церкви при обращении к католикам не возникало проблем, да и служим мы в иезуитском приходе и не чувствуем никакой неприязни. Так же хорошие отношения с Англиканской церковью, в которой мы проводили богослужения в течение полугода. Продолжаю заходить в гости к викарию Англиканского собора. На различных мероприятиях приходится встречаться и с представителями других религиозных течений, и тоже в основном проявляется интерес к Православию. Но есть и тревожные моменты, когда представители пятидесятнического движения запрещают посещать церковь женщинам, крещенным в Православии и вышедшим замуж за харизматиков. Эти вопросы требуют ведения диалога с руководством этих церквей по вопросам свободы вероисповедания.    

— Как обстоят дела с миссией в Перу? Что делается для того, чтобы заинтересовать перуанцев Православием?

— Само присутствие православных в Перу — это уже миссия, обращенная к местным, но, конечно же, важно как можно скорее создать просветительский центр с храмом, тогда можно организовывать планомерную работу по знакомству перуанцев с Православием на православном пространстве, со своей архитектурой и устройством храма. В Лиме очень красивые католические храмы, и важно строить в Южной Америке храмы по лучшим образцам церковного зодчества, учитывая местную архитектуру.

— Кто составляет общину вашего прихода? Это в большинстве русские эмигранты, потомки первой-второй волны, те, кто сейчас приезжает, или есть и коренное население? Есть ли православные среди этнических перуанцев?

— Община сегодня — это частью мигранты из постсоветского пространства и, уже в большей части, люди, приезжающие из современной России, Украины и Белоруссии, уже имеющие опыт церковной жизни, что очень радует. Крестят детей из смешанных браков, обычно православные женщины уговаривают мужей-католиков крестить детей в Православной Церкви. Есть несколько обращений и присоединений к Православию католиков. Но пока таких случаев немного, так как перуанцу, воспитанному в католической традиции, сложно принять Православие как особый опыт христианкой жизни, требующий глубокой духовной работы над собой.

— Какие сегодня проблемы и трудности испытывает православная община в Перу и лично вы как пастырь?

— Трудности пока больше организационного плана. Например, юридическая регистрация Общины и связанное с ней получение религиозной визы священником. Только недавно принят новый религиозный закон, облегчающий решение этих вопросов. Второе — это желание обрести свое помещение для богослужений: вопрос осложняется дороговизной участков для строительства в хороших безопасных районах Лимы. Это, наверное, главное, потому что сама Община — это уже реальность, сложился костяк из прихожан, люди готовы вносить посильное участие в решение текущих приходских вопросов, приобретается церковная утварь на средства прихожан, благоустраивается молитвенное помещение.    

— Консервативны ли перуанцы в этико-нравственном отношении, как обстоят дела с традиционными семейными ценностями? Ведется ли борьба с абортами, выступают ли против однополых браков?

— Несмотря на пропаганду вседозволенности, перуанцы борются за сохранение традиционных семейных ценностей. В прошлом году конгрессмены большинством проголосовали против разрешения однополых браков. Лично меня поразили многотысячные марши в защиту жизни и традиционных ценностей, в которых группами идут представители различных организаций, католических и протестантских общин. В одном из таких маршей и я принял личное участие.

— Чем занимаются русские в Перу?

— Русского бизнеса в Перу немного, но есть люди, которые занимаются своим делом. Интересно, что в Перу можно отведать и русских пельменей, делают творог, сметану, пекут хлеб. Много творческих людей, музыкантов и исполнителей. Много женщин, вступивших в брак с перуанцами и воспитывающих детей. Жизнь за границей сложная, здесь не такие большие зарплаты, но люди стараются найти свое место в местной жизни. И хотелось бы, чтобы они в этой сложной жизни не забывали о Боге, о своей вере, о необходимости Церкви. А Бог только укрепит и поможет всем в несении жизненного креста, где бы человек ни оказался.  

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы Православия в Перу?

— Хочется верить — и только эта уверенность в невидимом и придает силы любому священнику, миссионеру и проповеднику Православия, — что посеянные зерна дадут свои всходы. Видимо, проповедь Православия в Южной Америке еще не перешла критическую точку своего роста, когда оно расцветет в полной мере, но есть большая надежда, что этот процесс происходит именно сейчас, в наше время.

С иереем Игорем Терентьевым
Беседовал Никита Попов

 

источникhttp://www.pravoslavie.ru/99742.html 

P. S. В конце декабря 2016 г. о. Игорь Терентьев получил новое назначение в Панаму.